РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации
09 июня 2011 года Таганский районный суд г.Москвы
в составе председательствующего судьи Антоновой Н.В.,
при секретаре Сулеймановой М.Р.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-1190-11/9с по иску К.Г. И. к Х.Н.Б. о признании договора дарения недействительным, погашении записи о регистрации права собственности в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество,

УСТАНОВИЛ:

Истица К.Г.И. обратилась в суд с иском к ответчику Х.Н.Б. о признании недействительным договора дарения квартиры № Х, расположенной по адресу: г.Москва, ул.ХХХ, д. Х, заключенного 28.04.2009 года между ней (К.Г.И.) и Х.Н.Б., зарегистрированного в Управлении Федеральной регистрационной службы по Москве 26.05.2009 года за № 00000000000, погашении записи о регистрации права собственности в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество.

В обоснование заявленных требований истица, ссылаясь на ст. 178 ГПК РФ, указывает, что вышеуказанный договор дарения заключен ею под влиянием заблуждения, поскольку при заключении данного договора дарения истица полагала, что она заключает договор ренты, согласно которому Х.Н.Б. обеспечит её питанием, одеждой, уходом и необходимой материальной и медицинской помощью (л.д.3-5).

В настоящем судебном заседании истица К.Г.И. и ее представитель по доверенности Лукьянов Д.Н. исковые требования поддержали в полном объеме.

Ответчик Х.Н.Б. в судебном заседании возражала против удовлетворения исковых требований по доводам письменных возражений.

Представитель третьего лица Управления Росреестра по Москве в судебное заседание не явился, о дате, времени и месте слушания дела извещен своевременно надлежащим образом, представил в суд письменное заявление, в котором просил рассмотреть дело в его отсутствие, при этом указав суду, что запись о регистрации права собственности Х.Н.Б. может погашена в ЕГРП в случае, если судом будет признана недействительной сделка по передаче спорного объекта недвижимого имущества в собственность ответчика и применены последствия ее недействительности, тогда государственная регистрация прав проводится на общих основаниях в соответствии с требованиями статей 13, 16 Федерального закона от 21.07.97 №122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее — Закон о регистрации) на основании заявления заинтересованных лиц с приложением всех необходимых для государственной регистрации документов.

Суд, выслушав объяснения истицы и ее представителя, ответчика, огласив показания свидетелей Г.Л.В., Ц.Р.Г., Т.Е.В., Б.Н.Н., данных в судебном заседании 30.05.2011г., допросив в настоящем судебном заседании свидетелей Б.Л.С., К.Г.Н., исследовав письменные материалы дела, приходит к выводу, что исковые требования подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с ч.2 ст. 218 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

Согласно ч. Л ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

В силу ст. 574 ГК РФ договор дарения недвижимого имущества должен быть совершен в письменной форме и подлежит государственной регистрации. В силу ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Согласно ст.167 ч.1 и ч.2 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствий недействительности сделки не предусмотрены законом.

В силу ч.1 ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

В ходе судебного разбирательства установлено, что спорная жилая площадь представляет собой отдельную однокомнатную квартиру общей площадью 42 кв.м., общей площадью без учета балкона 39,3 кв.м, жилой площадью 21,10 кв.м, расположенную по адресу: г.Москва ул.ХХХ, д.Х, кв.Х. Данная квартира изначально принадлежала К.Г.И. на основании договора передачи № 00000000000 от 15.12.1992г., зарегистрированного в Департаменте муниципального жилья г.Москвы 04.02.1993г. за № 0-623ХХХ, свидетельства о собственности на жилище № 0645ХХХ, и в последующем на основании решения Таганского районного суда г.Москвы от 15.01.2009г., вступившего в законную силу 27.01.2009г., о расторжении договора пожизненного содержания с иждивением, заключенного 29.10.2003г. между К.Г.И. и Н.П.А., зарегистрированного в Учреждении юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории г.Москвы 10.11.2003г. за № 00000000000, свидетельства о государственной регистрации права № 77АК ХХХХХХ от 01.04.2009г., за№  00000000000(л.д.79).

28.04.2009 г. на основании договора дарения истица К.Г.И. передала в дар принадлежащую ей на праве собственности однокомнатную квартиру №Х, расположенную по адресу: г.Москва, ул.ХХХ, д.Х — ответчику Х.Н.Б., которая, в свою очередь, приняла в дар от истицы названную квартиру (л.д.90). Данный договор дарения составлен в простой письменной форме и зарегистрирован в Управлении Федеральной регистрационной службы по Москве 26.05.2009 года, о чем в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним 26.05.2009 года сделана запись регистрации №00000000000, ответчику Х.Н.Б. выдано свидетельство о праве собственности от 26.05.2009г. № 000000000000 (л.д.90).

В квартире по вышеуказанному адресу постоянно с 18.08.1978 года зарегистрирована и проживает истица К.Г.И., что объективно подтверждается выпиской из домовой книги (л.д. 13) и карточкой учета собственника № 810012ХХХ от 22.03.2011г. (л.д. 14-16). Решением Таганского районного суда г.Москвы от 15.01.2009г. договор пожизненного содержания с иждивением, заключенный между истицей и Н.П.А. 29.10.2003г. был расторгнут, прекращено право собственности Н.Н.П. на квартиру № Х, расположенную по адресу: г.Москва, ул.ХХХ, д. Х; спорная квартира возвращена в собственность К.Г.Н., ранее принадлежащая ей по праву собственности на основании договора передачи № 010710-ХХХХХХ от 15.12.1992 года, зарегистрированного в Департаменте муниципального жилья г.Москвы 04.02.1993 года за №2-623ХХХ и свидетельства о собственности на жилище №0645ХХХ от 04.02.1993 года (л.д.79).

В соответствии со ст. 60 ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

В соответствии со ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. Как усматривается из решения Таганского районного суда г.Москвы от 15.01.2009г., основанием расторжения договора пожизненного содержания с иждивением, заключенного между истицей и Н.П.А., явилось существенное нарушение Н.П.А. своих обязательств: не обеспечение К.Г.И. питанием, одеждой, уходом и необходимой материальной и медицинской помощью (л.д. 79).

Данные обстоятельства объективно подтверждаются материалами дела и не оспорены сторонами. В ходе судебного разбирательства истица пояснила, что до заключения договора дарения спорная квартира принадлежала ей на основании договора передачи жилого помещения в собственность, 29.10.2003г. она заключила договор пожизненного содержания с иждивением с Н.П.А.

Решением Таганского районного суда г.Москвы от 15.01.2009г. договор пожизненного содержания с иждивением, заключенный между ней (истцом) и Н.П.А. 29.10.2003г., был расторгнут, прекращено право собственности Н.Н.П. на спорную квартиру, и квартира возвращена в ее собственность.

Основанием для расторжения договора пожизненного содержания с иждивением, заключенного с Н.П.А., послужило существенное нарушение Н.П.А. принятых на себя обязательств по договору, а именно: он не обеспечивал её питанием, одеждой, уходом и необходимой материальной и медицинской помощью. Поскольку Н.П.А. существенно нарушал принятые на себя обязательства по договору пожизненного содержания с иждивением, в период действия договора К.Г.И. неоднократно обращалась за помощью к Ц.Р.Г., являющейся соседкой по подъезду, последняя в свою очередь часто бывала в спорной квартире, ежедневно приносила ей продукты, убирала квартиру, готовила еду, а впоследствии, зная о расторжении договора пожизненного содержания с иждивением на основании решения суда, предложила заключить с истицей аналогичный договор и оформить его на дочь Ц.Р.Г.- Х.Н.Б.

Относительно обстоятельств заключения договора дарения от 28.04.2009г. истица пояснила, что она подписала спорный договор 28.04.2009г. в квартире Ц.Р.Г., но текст этого договора не читала, не вслушивалась в его содержание, так как доверяла Ц.Р.Г. В силу юридической неграмотности она не осознавала природу данного договора и последствия его заключения. В действительности, она не желала дарить квартиру Х.Н.Б., а хотела, чтобы в обмен на предоставляемую квартиру в собственность дочери Ц.Р.Г. — Х.Н.Б., ей будут оказывать помощь по материальному содержанию, ухаживать за ней. поскольку, имея преклонный возраст, являясь участником Великой Отечественной войны, инвалидом второй группы, страдая рядом хронических заболеваний, она нуждается в постоянном уходе и помощи.

Ответчик Х.Н.Б. в ходе судебного разбирательства пояснила, что при подписании договора дарения квартиры истица действовала добровольно, не вынужденно, значение своих действий понимала и не заблуждалась относительно сделки, кроме того, на момент заключения договора истица не лишалась и не ограничивалась в дееспособности, под опекой и попечительством не состояла, не страдала заболеваниями, препятствующими осознать суть сделки на крайне невыгодных для себя условиях.

Условия договора были разъяснены истице, договор был прочитан экспертом до подписания договора сторонам вслух, в том числе, и истице, в присутствии эксперта договор был собственноручно подписан истицей в полном соответствии с законодательством РФ. Также ответчик Х.Н.Б. пояснила, что как в период действия договора пожизненного содержания с иждивением заключенного между неким гражданином и К.Г.И., так и в последующим она (ответчик Х.Н.Б. и её мать Ц.Р.Г., являющаяся соседкой истицы по подъезду, оказывали постоянную помощь, которая выражалась в ежедневном посещении истца, приобретении ей продуктов и лекарств, уборки квартиры, стирки белья, приготовлении пищи.

При этом она (ответчик) с момента регистрации договора дарения от 28.04.2009г. полностью оплачивала коммунальные услуги, налоги. В течение всего времени истица проживала в квартире, ответчика не регистрировалась в спорной квартире не предпринимала каких-либо действий, ухудшающих привычный образ жизни истицы. Также именно она (ответчик Х.Н.Б.) оплачивала услуги адвоката Гудовичевой Л.В. при рассмотрении гражданского дела по иску К.Г.И. к Н.Н.П. о расторжении договора пожизненного держания с иждивением.

В соответствии со ст.ст.56, 57 ГПК РФ каждая сторона обязана доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений, доказательства представляются сторонами. В подтверждение своих доводов сторонами были приглашены, а судом допрошены свидетели.

В подтверждение доводов истицы судом допрошена свидетель Б.Л.С., являющаяся социальным работником Комплексного центра социального обслуживания «Таганский», обслуживающая К. Г.И., которая показала суду, что К.Г.И., являющаяся инвалидом 2 группы, состоит на надомном обслуживании в Центре с 30.08.1998г. и по настоящее время, свидетель приходит к истцу два раза в неделю. Сначала делает звонок подопечной, узнает, что необходимо, какие продукты питания, лекарства, может сходить в поликлинику, аптеку. Отношения с К.Г.И. у свидетеля доверительные.

Со слов К.Г.И. свидетелю известно, что 28.04.2009г. она (К.Г.И.) заключила с Ц.Р.Г. договор дарения, на вопрос свидетеля, почему не договор ренты, истица пояснила свидетелю, что отношения с Ц.Р.Г. носят доверительный характер, она ей постоянно помогает в обмен на переданную в собственность ее дочери квартиру. Ц.Р.Г., являющаяся соседкой по подъезду, часто бывала в квартире К.Г.И., ежедневно приносила ей продукты, убирала квартиру, готовила еду. Но впоследствии у них (К.Р.Г. и Ц.Р.Г.) произошел конфликт, после данного случая К.Г.И. стала жаловаться, и выражала недовольство, как ухаживает за ней Ц.Р.Г.

Свидетель К.Г.И., постоянно зарегистрированная и проживающая по адресу: г.Москва, ул.ХХХ, д.Х, кв.6Х, являющаяся соседкой истицы К.Г.И. показала суду, что знакома с истицей на протяжении 45 лет, они постоянно регулярно общаются: утром и вечером созваниваются. Свидетелю, со слов К.Г.И. известно, что ранее она (истица) заключала договор с Н., о юридической природе указанного договора свидетелю не известно, а затем на Х.Н.Б. оформила дарственную, при этом пояснив, что намерений дарить квартиру у истицы не было, а было желание заключить договор, согласно которому Ц.Р.Г., Х.Н.Б. обеспечат её питанием, одеждой, уходом и необходимой материальной и медицинской помощью.

У суда не имеется оснований не доверять изложенным показаниям свидетелей Б.Л.С., К. Г.Н., поскольку они последовательны, логичны, непротиворечивы, согласуются с объяснениями самой истицы К.Г.И., не противоречат материалам дела, не опровергнуты ответчиком. Кроме того, суд учитывает, что оснований, свидетельствующих о наличии прямой либо косвенной заинтересованности свидетелей в исходе дела либо иных оснований сомневаться в достоверности сообщенных ими сведений, установлено не было, свидетели предупреждены об уголовной ответственности, предусмотренной ст. ст. 307 и 308 УК РФ.

По ходатайству ответчика в ходе судебного разбирательства были допрошены свидетели Г.Л.В., Ц.Р.Г., Т.Е.В., Б.Н.Н. Так, допрошенная в судебном заседании от 30.05.2011г. свидетель Гудовичева Л.В. постоянно проживающая и зарегистрированная по адресу: г.Москва, ул.ХХХ, л. Х. кв. ХХХ, адвокат Адвокатской конторы №1, МКА, показала, что оказывала юридические услуги и принимала участие в качестве представителя по просьбе истицы при рассмотрении гражданского дела по иску К.Г.И. к Н.П.А. о расторжении договора пожизненного содержания с иждивением. Основанием для расторжении вышеуказанного договора послужило то обстоятельство, что Н.П.А. существенно нарушал принятые на себя обязательства по договору пожизненного содержания с иждивением, в связи с чем К.Г.И. была вынуждена в период действия договора неоднократно обращаться за помощью к Ц.Р.Г., которая, в свою очередь, часто бывала в квартире истицы, ежедневно приносила ей продукты, убирала квартиру, готовила еду.

Решением Таганского районного суда г.Москвы от У. 2 У 9г. договор пожизненного содержания с иждивением, заключенный между истицей и Н.П.А. 29.10.2003г., был расторгнут, прекращено право собственности Н.Н.П. на спорную квартиру, квартира возвращена К.Г.Н. в собственность. К.Г.И. неоднократно высказывала свои намерения распорядится квартирой посредством дарения в пользу Ц.Р.Г. в знак благодарности за оказываемую ей помощь и уход, обращалась вторично за помощью к свидетелю на предмет составления договора дарения с экспертом по недвижимости, в результате чего была приглашена эксперт по недвижимости Т.Е… При заключении договора дарения природу сделки К.Г.И. осознавала, поскольку ей разъясняли и предлагали заключить договор ренты или договор купли-продажи квартиры. однако К.Г.И. выражала твердое желание на предмет оформления договора дарения. К.Г.И. преклонного возраста, Ц.Р.Г. также преклонного возраста, ввиду чего Ц. Р.Г. предложила оформить договор дарения не на неё, а на ее дочь — Х.Е.Д., поскольку истицу воспринимали как члена их семьи.

Допрошенная в судебном заседании от 30.05.2011г. свидетель Ц.Р.Г., являющаяся матерью ответчика — Х.Н.Д., показала, что как соседка К.Г.И., она часто бывала у нее дома в спорной квартире, с 2008 года ежедневно приносила её продукты, убирала квартиру, готовила ей еду, постоянно интересовалась её здоровьем, навещала в госпитале, в благодарность за оказанную ей помощь и уход К.Г.И. приняла решение подарить свою квартиру дочери Ц.Р.Г. — Х.Н.Б. Уход и помощь свидетель и ее дочь оказывали истице как до заключения договора дарения, так и после его заключения.

Свидетель Т.Е.В., показала, Что работает в должности генерального директора Агентства недвижимости «Армада», К.Г.И. знает с середины апреля 2009 года. Предметом их встречи было обсуждение проекта договора дарения квартиры, принадлежащей К.Г.И. Сначала был подготовлен проект договора, который долго обсуждался, по всем пунктам. При этом К.Г.И. предлагалось заключение других договоров — ренты или договора купли-продажи. Однако К.Г.И. настаивала на дарении, поскольку была в очень хороших отношениях с соседкой Ц.Р.Г. В связи с тем, что, Ц. была уже в возрасте, пришли к согласию оформить договор на ее дочь, Н… Отношения между К.Г.И. и Ц.Р. и Х.Н.Б. были хорошие, дружеские. Впечатление было такое, как будто это одна семья.

Допрошенная в судебном заседании от 30.05.2011г. свидетель Б.Н.Н., показала что К.Г.И. знает, как соседку, около 28 лет, отношения соседские. О договоре дарения свидетелю известно со слов Ц.Р.Г., поскольку как поясняла свидетелю Ц.Р.Г., К.Г.И. жаловалась на ненадлежащее исполнение договора ренты другим лицом, в связи с чем Ц.Р.Г. рекомендовала К.Г.И. расторгнуть договор ренты. Свидетель неоднократно была очевидцем того, что Ц.Р.Г. ежедневно приносила К.Г.И. продукты, убирала квартиру, постоянно интересовалась её здоровьем, навещала в госпитале.

У суда не имеется оснований не доверять изложенным показаниям свидетелей Гудовичевой Л.В., Ц.Р.Г., Т.Е.В., Б.Н.Н. в части изложения фактических обстоятельств, поскольку в данной части они последовательны, логичны, непротиворечивы, согласуются с объяснениями ответчика Х.Е.Д.

Вместе с тем, к показаниям вышеуказанных свидетелей в части о соответствии волеизъявления истицы ее внутренней воле при заключении оспариваемого договора дарения квартиры, суд относится критически, поскольку показания свидетелей в данной части противоречат другим доказательствам, собранным по делу. Представленные ответчиком квитанции по оплате услуг ЖКУ за период с момента регистрации права собственности на спорную квартиру по настоящее время, фотографии, также не могут служить основанием для отказа в удовлетворении исковых требований по нижеследующим основаниям. Принимая во внимание все вышеизложенные обстоятельства дела, и анализируя в совокупности и взаимной связи все собранные по делу доказательства применительно к действующего гражданского законодательства, суд приходит к следующим выводам.

Суд полагает, что оформляя спорный договор дарения квартиры в пользу ответчика Х.Е.Д., истица К.Г.И. заблуждалась относительно природы сделки, а именно: относительно правовых последствий договора дарения, и не предполагала, что она в результате такой сделки лишается права собственности на квартиру безвозмездно без оказания ей материальной, медицинской помощи, надлежащего ухода. Таким образом, при заключении договора дарения квартиры волеизъявление истицы не соответствовало ее внутренней воле, в действительности, истица действовала под влиянием ошибочных представлений и вовсе не желала достижения тех правовых последствий, которые были достигнуты в результате совершения договора дарения.

В момент совершения оспариваемой сделки истица полагала, что заключает договор ренты, поскольку Ц.Р.Г., допрошенная судом в качестве свидетеля, и ее дочь Х.Н.Б. (ответчик) осуществляли уход за истицей и оказывали ей всю необходимую помощь как до заключения договора дарения квартиры, так и после его заключения, что не отрицалось ответчиком и свидетелем Ц.Р.Г. в ходе судебного разбирательства. Свидетель Ц.Р.Г., как указано выше, показала суду, что с 2008 года ежедневно приносила истице продукты, убирала квартиру, готовила еду, стирала, постоянно интересовалась её здоровьем, навещала в госпитале.

Исследованные в судебном заседании доказательства, а также то обстоятельство, что ранее истица заключала договор пожизненного содержания с иждивением, оспаривала его по основаниям существенного нарушения условий договора, бесспорно свидетельствуют о том, что истица при заключении спорной сделки имела намерение рассчитывать на обеспечение её питанием, одеждой, уходом и необходимой материальной и медицинской помощью. При вынесении решения суд учитывает возраст истицы К.Г.И., 1928 года рождения, являющейся участником Великой Отечественной войны, инвалидом второй группы, юридическую неграмотность истицы, то обстоятельство, оспариваемый договор дарения заключался в простой письменной форме, нотариусом не удостоверялся, последствия заключения сделки истцу не разъяснялись. При этом, суд особо отмечает, что заблуждение истицы К.Г.И. относительно существа договора дарения имеет существенное значение, поскольку она лишилась права собственности на квартиру.

Доказательств в опровержение данных выводов суда не представлено и в ходе судебного разбирательства не добыто. На основании в вышеизложенного суд находит исковые требования К.Г.И. о признании недействительным договора дарения квартиры, заключенного 28.04.2009г. с ответчиком Х.Н.Б., законными, обоснованными, и подлежащими удовлетворению. В связи с чем суд признает недействительным договор дарения квартиры №Х расположенной по адресу: г.Москва, ул.ХХХ, д. Х, заключенный 28.04.2009 года между К.Г.И. и Х.Н.Б., зарегистрированный в Управлении Федеральной регистрационной службы по Москве 26.05.2009 года за № 00000000000.

Далее, на основании положений ст. 167 ГК РФ право собственности Х.Н.Б. на спорную квартиру, возникшее на основании сделки, выше признанной судом недействительной, подлежит прекращению и названная квартира подлежит возвращению в собственность истицы К.Г.И. Исковые требования К.Г.И. о погашении записи о регистрации права собственности Х.Н.Б. в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним на спорную квартиру не подлежат самостоятельному разрешению, поскольку поглощаются удовлетворением исковых требований о возвращении спорной квартиры в собственность истицы. На основании изложенного, ст.ст.166-168, 178, 572 ГК РФ, руководствуясь ст.ст.56, 57, 67, 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Признать недействительным договор дарения квартиры, расположенной по адресу: г.Москва, ул.ХХХ, д. Х, кв.Х, заключенный 28.04.2009 г. между К.Г.И. и Х.Н.Б., зарегистрированный в Управлении Федеральной регистрационной службы по Москве 26.05.2009 г. за № 00000000000. Прекратить право собственности Храповой Надежды Борисовны на квартиру, расположенную по адресу: г.Москва, ул.ХХХ, д.Х, кв.Х. Возвратить квартиру, расположенную по адресу: г.Москва, ул.ХХХ, д.Х, кв.Х в собственность К.Г.И..

Решение подлежит регистрации в Правлении Росреестра по г.Москве. Решение может быть обжаловано в Московский городской суд в течение 10 дней.

Документы

Вы можете получить доступ к документам оформив подписку на PRO-аккаунт или приобрести индивидуальный доступ к нужному документу. Документы, к которым можно приобрести индивидуальный доступ помечены знаком ""

1.Решение2.2 MB

Да 6 6

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Пока нет комментариев

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Признание договора дарения квартиры недействительным, совершенным под влиянием заблуждения» 1 звезд из 5 на основе 6 оценок.

Другие публикации автора

Похожие публикации

Яндекс.Метрика